• Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Последние новости:
12.03.2019

Законопроект направлен на устранение коллизии норм и конкретизацию гарантии защиты прав граждан от действий, связанных с взиманием просроченной задолженности по жилищно-коммунальным платежам путем передачи таких полномочий коллекторам, а также иным непрофессиональным участникам рынка жилищно-коммунальных услуг. В настоящее время прямой запрет на передачу коллекторам права на работу с задолженностями по жилищно-коммунальным платежам граждан имеет важнейшее социальное значение. 

20.02.2019

Законопроект направлен на создание единого правового пространства на федеральном уровне, регулирующего вопросы социальной поддержки семей, имеющих детей и определяющего стратегические механизмы улучшения демографической ситуации в Российской Федерации в долгосрочной перспективе. В настоящее время в Российской Федерации отсутствует нормативно-правовой акт, закрепляющий указанные гарантии и регулирующий данные вопросы на федеральном уровне, что является серьезным  упущением в вопросе обеспечения социальных гарантий для семей, имеющих детей.

12.02.2019

Законопроект разработан в целях закрепления единых обязательных требований к работающим в автоматическом режиме специальным техническим средствам, имеющим функции фото- и киносъемки, видеозаписи, и средствам фото- и киносъемки, видеозаписи, а также порядка обработки и хранения информации, получаемой с их помощью, и установления нового порядка отмены постановления по делу об административном правонарушении, зафиксированном с применением специальных технических средств, в случае выявления их некорректной работы.

Все статьи > Можно ли уступить требование по госконтракту? Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 20.04.2017 N 307-ЭС16-19959 (Чваненко Д.А.)

Можно ли уступить требование по госконтракту? Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 20.04.2017 N 307-ЭС16-19959 (Чваненко Д.А.)

Дата размещения статьи: 29.05.2018

Можно ли уступить требование по госконтракту? Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 20.04.2017 N 307-ЭС16-19959 (Чваненко Д.А.)

1. Вопрос о допустимости уступки требования по госконтрактам возник еще в период действия Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". Поводом послужила ст. 9 этого Закона, где было указано следующее: "...при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (исполнителя, подрядчика)". Из содержания нормы никак не вытекало, что законодатель запретил цессию. Между тем ссылкой именно на эту статью Минэкономразвития России обосновывало недопустимость таких сделок. Минфин России со своей стороны соглашался с этим выводом, но использовал иные аргументы, а именно цитировал ст. 28 БК РФ, согласно которой принципами бюджетной системы Российской Федерации являются адресность и целевой характер бюджетных средств.
Арбитражные суды в целом критически относились к такому толкованию, подтверждением чему может служить Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 N 11680/10 по делу N А41-13284/2009. В рамках этого дела рассматривался иск цессионария к госзаказчику, и Президиум ВАС РФ тогда не нашел оснований для отказа в иске, тем самым подтвердив легальность подобного рода сделок. Установленный же законодателем запрет на перемену контрагента госзаказчика справедливо толковался судами лишь как невозможность перевода долга поставщика по таким сделкам, в том числе и с согласия кредитора <1>.
--------------------------------
<1> См.: Чваненко Д. Уступка требования по госконтракту // ЭЖ-Юрист. 2012. N 31. С. 5.

Новый Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 44-ФЗ) в ч. 5 ст. 95 буквально процитировал норму своего предшественника о запрете перемены поставщика после заключения контракта. При этом ни в одной статье нового Закона нет ни слова о недопустимости уступки требования по госконтрактам. В связи с этим новых споров не должно было возникнуть. Тем не менее они возникли.
Виной тому стали изменения ст. 448 ГК РФ, в которой в 2015 г. появился новый п. 7: "Если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора".
Примечательно, что эта поправка была внесена в рамках масштабной реформы ГК РФ, однако ни в пояснительной записке (объем которой составил 50 листов), ни в Концепции развития гражданского законодательства РФ (на базе которой и были подготовлены изменения) не указаны мотивы разработчиков законопроекта по изменению ст. 448 ГК РФ.
В результате в практике арбитражных судов возникла сумятица при попытке ответа на вопрос о допустимости цессии по госконтрактам, заключенным на торгах. (В отношении договоров, совершенных напрямую, т.е. без использования конкурентных процедур, позиция судов не изменилась.)
Образовалось три подхода:
1) цессия недопустима;
2) цессия допустима, но с согласия должника;
3) цессия допустима и без получения согласия должника.
Сторонники первой точки зрения использовали буквальное толкование п. 7 ст. 448 ГК РФ, где прямо указано, что "победитель торгов не вправе уступать права" <2>. Сторонники второго подхода указывали на то, что в данном случае личность кредитора имеет существенное значение, а потому в силу п. 2 ст. 388 ГК РФ уступка требования хоть и допускается, но лишь с согласия должника <3>. Наконец, судьи, которые считали цессию допустимой и без получения согласия должника, использовали телеологическое (целевое) толкование, делая вывод о том, что п. 7 ст. 448 ГК РФ на самом деле направлен на "недопущение ситуации, при которой победителем становится лицо, в силу различных причин не имеющее намерения лично реализовать взятые на себя обязательства, являющиеся предметом договора" <4>.
--------------------------------
<2> См.: Постановления АС Северо-Западного округа от 15.09.2016 N Ф07-6625/2016 по делу N А42-9000/2015, от 29.09.2016 N Ф07-6984/2016 по делу N А56-87983/2014, от 10.10.2016 N Ф07-8051/2016 по делу N А26-10174/2015, от 24.01.2017 N Ф07-12768/2016 по делу N А56-11611/2016; АС Центрального округа от 09.03.2017 N Ф10-5824/2016 по делу N А08-2316/2016.
<3> См.: Постановления АС Центрального округа от 31.03.2016 N Ф10-687/2016 по делу N А23-3851/2015, от 05.04.2016 N Ф10-633/2016 по делу N А23-2972/2015, от 13.02.2017 N Ф10-5486/2016 по делу N А14-6635/2016.
<4> Постановление АС Дальневосточного округа от 14.09.2016 N Ф03-4229/2016 по делу N А73-18724/2015. См. также: Постановление АС Уральского округа от 22.08.2016 N Ф09-8133/16 по делу N А60-58308/2015.

Волна этих споров в апреле 2017 г. докатилась до Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее - Коллегия), которая поддержала сторонников третьего подхода. В обоснование Коллегия указала два ключевых момента:
- "часть 5 статьи 95 Закона N 44-ФЗ... является специальной нормой, устанавливает исключительно запрет на перемену поставщика (исполнителя, подрядчика) при исполнении контракта и не препятствует совершению уступки прав (требований) из контракта по оплате";
- "предусмотренный п. 7 ст. 448 ГК РФ запрет не может быть распространен на уступку победителем торгов денежного требования, возникающего из заключенного на торгах договора, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника".
Думается, что позиция Коллегии в целом является верной.
2. В гипотезе п. 7 ст. 448 ГК РФ указано, что запрет уступки требования распространяется на случаи, когда договор заключен на торгах, проведение которых прямо предписывает закон.
В силу ч. 2 ст. 48 Закона N 44-ФЗ заказчик во всех случаях осуществляет закупку путем проведения открытого конкурса, за исключением ситуаций, перечисленных в этом нормативном акте. Иначе говоря, по общему правилу государственные и муниципальные закупки должны осуществляться посредством торгов. Может показаться, что Коллегия сделала выводы, прямо противоречащие п. 7 ст. 448 ГК РФ (это можно назвать толкованием contra legem, но суть от этого не меняется).
Однако думается, что, напротив, вывод Коллегии вполне согласуется с нормами действующего законодательства РФ. Дело в том, что положения ст. 448 ГК РФ не применяются к торгам на приобретение товаров (работ, услуг) в двух случаях: 1) если иное установлено законом; 2) если иное вытекает из существа отношений. Оба этих исключения названы в п. 6 ст. 447 ГК РФ.
Именно на эти два случая и указала фактически Коллегия в своем определении.
Во-первых, Коллегия сочла, что коль скоро в Законе N 44-ФЗ нет запрета на цессию, то исходя из принципа разрешения коллизий lex specialis derogat generali прерогативу имеет именно этот нормативный акт. А раз так, то запрет на уступку требования, установленный ГК РФ, отменяется Законом N 44-ФЗ, в котором нет подобного ограничения.
Во-вторых, Коллегия отметила, что при исполнении обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника, в связи с чем запрет на цессию не может быть распространен на подобные случаи. Иными словами, из существа отношений можно сделать вывод о неприменении названного ограничения, если уступается денежное требование.
Таким образом, имеются оба упомянутых в п. 6 ст. 447 ГК РФ исключения.
Утверждение Коллегии о том, что поскольку в самом Законе N 44-ФЗ отсутствует запрет на цессию, то законодатель вывел такие сделки из-под действия п. 7 ст. 448 ГК РФ, все же представляется небесспорным. Все-таки для установления иного правила, отличного от того, которое есть в ГК РФ, одного молчания со стороны законодателя недостаточно. А в Законе N 44-ФЗ ответ на интересующий нас вопрос законодатель попросту обошел молчанием. Вместе с тем едва ли можно найти аргументы против другого вывода Коллегии - о том, что в денежном обязательстве личность кредитора не имеет существенного значения.
Еще Г.Ф. Шершеневич учил, что к уступке требования "способны все обязательства в предположении, что должнику безразлично, кому произвести то действие, которое он обязан исполнить" <5>. И хотя наш законодатель все же не считает, что запрета на цессию не может быть вовсе, тем не менее относительно уступки денежного требования и судебная практика, и сам законодатель в целом пришли к выводу об отсутствии препятствий для подобных сделок.
--------------------------------
<5> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 2005. Т. 2. С. 43.

Так, еще в информационном письме от 30.10.2007 N 120 Президиум ВАС РФ справедливо отмечал, что цессия допускается в таких случаях, как уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией (п. 2), уступка страховщиком по договору имущественного страхования требования, полученного в порядке суброгации, лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности (п. 3), и уступка требования на возмещение убытков (п. 17).
Затем в п. 4.1.2 раздела V Концепции развития гражданского законодательства РФ было справедливо указано на отсутствие тесной личной связи между кредитором и должником по денежному обязательству, в связи с чем в п. 4.1.7 этого документа было предложено установить, что уступка такого права требования имеет силу, несмотря на соглашение первоначального и нового кредиторов, ограничивающее или запрещающее уступку. В последующем это правило было закреплено в п. 3 ст. 388 ГК РФ. Сделано это было "в целях устранения необоснованных препятствий для передачи права требования на получение денежного платежа".
Действительно, как можно говорить о наличии тесной связи в подобных случаях, если меняется лишь получатель платежа?
Думается, нельзя не согласиться с позицией Коллегии о том, что из существа рассматриваемых отношений следует вывод об отсутствии оснований для запрета на уступку денежного требования, а потому п. 7 ст. 448 ГК РФ применению не подлежит.
Вместе с тем необходимо отметить и то, что в таком случае принцип транспарентности госзакупок (ст. 7 Закона N 44-ФЗ) все-таки нарушается. По общему правилу информация о заключенных контрактах и их условиях должна включаться в специальный реестр контрактов (ст. 103 Закона N 44-ФЗ), а он сегодня не содержит специального раздела о цессии. Конечно, это обстоятельство нельзя считать препятствием для подобных сделок, так как упомянутый реестр все-таки носит служебный характер. Тем не менее было бы правильно добавить в него раздел для сведений о состоявшейся уступке требования. Но пока этого не произошло, можно использовать раздел "информация об изменении контракта" (п. 8 ч. 2 ст. 103 Закона N 44-ФЗ) в целях уведомления общественности о том, кто является получателем платежа по контракту.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:
↑